Сентябрь
Пн   6 13 20 27
Вт   7 14 21 28
Ср 1 8 15 22 29
Чт 2 9 16 23 30
Пт 3 10 17 24  
Сб 4 11 18 25  
Вс 5 12 19 26  






Связист из Санкт-Петербурга создал летающий мотоцикл

В 2015 г. инженер-связист Александр Атаманов приступил к реализации главной мечты – создать летающий мотоцикл-геликоптер, более компактный и доступный, чем вертолет, на котором легко преодолевать городские пробки. Этого удалось добиться в начале 2016 г. Атаманов создал две компании – ОКБ «Грузовые дроны» в России и Hoversurf в США. Разработаны две модели: грузовая беспилотная и пилотируемая (мотоцикл). Летающие мотоциклы предлагаются по цене $53 000 (Ми-8 стоит около 200 млн руб.). Компания набрала портфель предварительных заказов на 45 млн руб. из России, Бразилии, Таиланда и Афганистана.

Но сначала пришлось накопить 10 млн руб. стартового капитала. Первую идею для бизнеса Атаманову подсказал его отец – инженер-изобретатель. Он обратил внимание на проблему очистки турбинных лопаток в авиации и энергетике и посоветовал доработать для этих целей струйный метод, разработанный во времена СССР. Александр нашел нескольких молодых разработчиков и основал компанию «Спэнс» в 2008 г. «Заказчики сами нас нашли, мы продавали установки и для удаления граффити, и для очистки архитектурных сооружений, яхт, катеров», – вспоминает Атаманов. Сейчас выручка «Спэнса» составляет 2 млн руб. в месяц.

Крылатый рынок

50 млрд руб., по данным компании «Аэроб», составляет российский рынок гражданских беспилотников

В 2012 г. из этого бизнеса выросла следующая идея. «Когда мы делали «Спэнс», пришлось оформлять пакет патентов, патентовать форсунку, установку и метод. Приходилось ходить к патентным поверенным, стоять в очереди в Сбербанк, чтобы оплатить квитанции. «Я нанял программиста, и он быстро написал программу, которая обрабатывала заявки, готовила документы и отправляла их в Роспатент», – рассказывает Атаманов. Идея оказалась востребованной у других стартапов. В 2012 г. Атаманов основал компанию «Онлайн патент», которая занялась автоматизацией подачи заявок на регистрацию товарных знаков и торговых марок. Сначала инвестфонд SoftLine вложил в проект 3 млн руб., потом два бизнес-ангела и нью-йоркский фонд Starta Capital вложили около $1 млн, инвесторы получили 60% долей в компании. Клиенты – 400 предприятий. Чистая выручка составляет 1,5 млн руб. в месяц. Через платформу подается больше заявок, чем через другие агентства патентования России, по словам управляющего партнера фонда Starta Capital Людмилы Голубковой.

Сами пришли

Атаманов собрал единомышленников: любителей коптеров, авиации, программирования. На базе этой группы и было создано ОКБ «Грузовые дроны». В ней 12 человек из России, двое из США, один из Израиля, двое из Китая, один из Латвии, один с Украины. Некоторые работают удаленно. В штате восемь инженеров, программистов и конструкторов.

В 2015 г. Александр приехал в Techshop – сеть центров прототипирования в Кремниевой долине, которая поддерживается правительством. Там он познакомился с двумя инженерами, Дугласом Смитом и Джозефом Конном, которых увлекла идея воздушных мотоциклов. Они тоже вошли в команду. Технолог сам обратился к Атаманову – спросил, можно ли присоединиться к проекту. По аэродинамической части помогает ЦАГИ (по продувке, аэродинамике) и МАИ (по расчетам). Представители институтов догнали Атаманова в коридоре «Сколково», предложили испытать летающий мотоцикл в своей лаборатории.

Дрон состоит из десятков узлов, начиная от пропеллеров, двигателей, контроллеров моторов, генератора, системы посадки, датчиков и кончая летным компьютером. Основная проблема разработчиков дронов – повысить грузоподъемность, пришлось разработать мощные двигатели и контроллеры для них. Запчасти делаются на фабриках в Китае. Проектирование заняло больше года, поиск поставщиков – полгода, с выбором помогли Смит и Конн. Так как в команде были люди, которые живут в Китае, найти фабрики оказалось несложно. У Soar, например, компания заказывает пропеллеры, у Vodno – аккумуляторы. Всего поставщиков семь.

Но изделие оказалось убыточным. Детали дорогие, минимальный заказ начинается от $1500. Себестоимость получается больше, чем заявленная цена в $53 000. Нужно было набрать 50 заказов, чтобы получить прибыль, говорит Атаманов.

Самый ценный беспилотник Российской армии русифицируют за 2 млрд рублей

Не хватило бензина

«У нас нет отдела маркетинга, холодных звонков, даже директора нет. Так долго продолжаться не может, но пока клиент сам бежит», – говорит Атаманов. Когда Атаманов продемонстрировал прототип в «Сколково», он привлек внимание корпоративных заказчиков. Им нужны были беспилотные грузовые дроны. Грузовой дрон решает много проблем и гораздо дешевле вертолета. Не нужен ни экипаж, ни ангар для хранения. Грузовые беспилотные аппараты компании способны поднимать от 100 кг до 2,5 т и работают как по радиоканалу, так и автономно: по GPS-координатам могут пройти по заданному маршруту, забрать груз, сбросить груз автоматически.

Первым в начале лета пришел «Росатом». У него конкретная задача – ледовая разведка для атомных ледоколов «Атомфлот» в радиусе 150 км. Выпускать вертолет накладно и опасно в сложных погодных условиях. «Росатом» хочет поставить на дрон буи, камеры и сенсоры. Чтобы сделать модель, нужно восемь месяцев с учетом месяца испытаний в условиях Крайнего Севера на ледоколах «Росатома». Риск не мороз, а ветер 15 м/с, придется менять аэродинамическую форму, чтобы минимизировать влияние ветра на аппарат. Под требования «Росатома» «Грузовые дроны» сейчас делают гибридную версию, летающую и на электричестве, и на бензине, чтобы повысить продолжительность полета с 20 мин до часа и более. Для серьезного применения 20 мин недостаточно, к тому же электроаккумуляторы не выдержат минусовых температур, говорит вице-президент ГК «Росатом» по перспективной продукции Станислав Бырда. Он подтвердил интерес «Росатома» к разработке. Час хода атомного ледокола стоит дорого и дроны помогут сэкономить сотни миллионов рублей, говорит Бырда. Однако корпорация не приняла окончательного решения – сейчас обсуждаются варианты сотрудничества. По оценкам Бырды, после всех доработок и замены топливных элементов аппарат будет стоить уже не 3 млн руб., как обещает ОКБ «Грузовые дроны», а в разы дороже.

Тем временем применением беспилотных дронов для обработки полей инсектицидами заинтересовался ДОСААФ, говорит Атаманов. В малой авиации не хватает летчиков, пилоты стремятся работать в «Аэрофлоте», а летать на вертолете и поливать поля химией – изнурительная и вредная работа. По словам Атаманова, для ДОСААФ компания собирает беспилотную платформу грузоподъемностью 900 кг, которая бы обрабатывала 20 га за 10 мин. Представители ДОСААФ от комментариев отказались.

В России разрешили не регистрировать дроны легче 30 кг

Заработать на любителях

Одной частной компании проект тяжелого дрона не потянуть, убежден Бырда. И в середине июня Атаманов обратился в Агентство стратегических инициатив (АСИ), в группу «Аэронет», занимающуюся беспилотными летательными аппаратами, за господдержкой. Рабочая группа рассмотрела множество проектов и конструкция «Грузовых дронов» понравилась, рассказал руководитель «Аэронета» Сергей Жуков. Но он говорит, что проект должен пройти еще несколько этапов обсуждения, экспертизу «Сколково» и РАН, а также оценку проектного офиса АСИ. По словам Жукова, на это понадобится 3–4 месяца.

Компания пока живет на средства Атаманова, который вложил в общей сложности $1 млн. Но сейчас в компанию вкладываются Starta Capital и два частных инвестора,. Денег дадут немного, но их хватит, чтобы доработать прототипы и показать модель в России и за рубежом. Голубкова подтвердила, что инвесторы закрывают сделку. Для Starta Capital это предпосевная инвестиция, которая составила около $100 000. По словам Голубковой, инвесторы рассчитывают на удвоение стоимости компании каждые 6–9 месяцев.

Сейчас «Грузовым дронам» по 1,5 млн руб. в месяц приносит продажа маленьких дронов и комплектующих. Энтузиасты приобретают моторы с пропеллерами и аккумуляторы, чтобы поставить их на планер, мотодельтаплан или мотопараплан вместо тяжелых двигателей внутреннего сгорания. Набор для параплана стоит около $2500, цена комплекта может доходить до $13 000.

Атаманов надеется, что к 2021 г. в широкую продажу поступят летающие мотоциклы для частного покупателя. И что аппарат заинтересует байкеров, среди которых много обеспеченных людей.