Январь
Пн   4 11 18 25  
Вт   5 12 19 26  
Ср   6 13 20 27  
Чт   7 14 21 28  
Пт 1 8 15 22 29  
Сб 2 9 16 23 30  
Вс 3 10 17 24 31  






Белоруссия хотела получить акции «Башнефти»

Обмен активами между странами мог бы иметь как политический, так и экономический смысл, полагает директор московского офиса Urus Advisory Алексей Панин: «С точки зрения укрепления межстрановых связей, закрепления не всегда удобного партнера — Белоруссии — в орбите российских интересов и стабилизации экономики Белоруссии. В этой стране есть активы — машиностроительные, калийные - которые заслуживают внимания даже в свете политических и валютных рисков». Это был бы специфический проект, но при должной степени разработки, мотивированный взаимными интересами, он мог состояться, заключает Панин.

В частности, Минск не устраивает цена на российский газ. «Камаз» потребляет природный газ по цене $65 за 1000 куб. м, МАЗ - по $278, электроэнергию - 2,8 цента и 12 центов соответственно, привел пример Лукашенко. «Как конкурировать, если для субъектов хозяйствования в последнее время созданы неравные условия? Перекос сильнейший, - сказал белорусский лидер. - Чтобы конкурировать на вашем рынке, на нашем общем рынке, нам приходится ужиматься по всем направлениям, в том числе по заработной плате. Отсюда и налоги меньше, и военные получают меньше, которые призваны защищать единое пространство, и так далее».

С начала года Белоруссия недоплачивает России за газ, требуя пересмотра цены. Москва в ответ ограничила поставки нефти в соседнюю страну, белорусская сторона в октябре объявила, что в полтора раза повысит тарифы за транзит российской нефти в Европу по магистральным трубопроводам «Гомельтранснефть Дружба» и «Полоцктранснефть Дружба», писал «Интерфакс». В октябре Лукашенко говорил, что спор с Россией «по нефтегазовым вопросам» урегулирован. Белоруссия погасит задолженность за газ в размере более $300 млн до 20 октября, текущие платежи будут производиться вовремя, заявил тогда же вице-премьер Аркадий Дворкович. Но окончательной договоренности еще нет, говорил недавно министр энергетики Александр Новак. По его словам, документы могут быть подписаны в ноябре.